STROIKA24.EU

Блог инженера-строителя

Эстонский строитель о работе в России

Стройка. Фото Виталия Фактулина. Stroika24.eu.

 

Сегодня интернет-портал эстонской газеты «Деловые Ведомости» опубликовал на своих страницах запись небольшого интервью, которое дал журналистам газеты эстонский предприниматель в сфере строительства, работающий в настоящее время в России. Учитывая, что интервью давалось строителем, я думаю, что его текст будет интересно прочитать, как строителям из Эстонии, так и строителям из России, посещающих мой блог.

Пересказывать я это интервью не буду, а просто процитирую его в том виде, в каком оно было опубликовано на сайте-первоисточнике.

Пальцы веером — деньги на ветер

Эстонские строители отказываются от перспектив российского строительного рынка, аргументируя это ужасами и беспределом, которые там творятся. Однако заработать деньги в России им мешают лишь собственные амбиции, нерасторопность и нежелание играть по чужим правилам.

Строительный сектор Эстонии накрыла волна банкротств из-за сокращения объёма работ. Но многих из них можно было бы избежать, если бы наши строители работали по-другому.

Максим Петруня, руководитель эстонской фирмы, работающей в России, рассказал ДВ об особенностях работы на этом строительном рынке. В Эстонии его фирма Eurostuudio специализируется на техническом надзоре и экспертизе строительных объектов.

Интервью:

Руководители крупных фирм говорят, что в России им нет места. С чем это связано?

Они при всей своей незначительности на мировом рынке пытаются иметь уровень, как, например, у корпорации Toyota. Выстраивают какую-то корпоративную этику: обязательно должен быть офис, позиционировать себя нужно, как эстонская фирма, должен быть определённый контроль качества и всё такое.

Но на строительном рынке надо подстраиваться под ситуацию. В России всем всё равно, какая у тебя позиция в Эстонии. Важно, что ты можешь. Ну, построил ты чего-то в Таллине, и что? «А сможешь ты мне завтра же, чтобы не терять время на поис­ки, поставить людей на заливку 10 тысяч кубометров бетона для эстакады?» – спросит тебя генподрядчик.

Наш генподрядчик в этом случае ничего не сможет­ сделать, потому что, хоть он и позиционирует себя, как нормальная строительная корпорация, фактически рабочей силы у него нет. В Эстонии они живут, прежде всего, за счёт того, что поделили между собой госзаказы.

Европейским качеством тоже уже никого не удивишь. Это миф, что в России строят по старинке. Там уже давно используются современные технологии. А при напоминании о высоком качестве эстонского строительства мне уже приходилось видеть усмешку на лицах предпринимателей.

То есть шансов у нашего «крупняка» на российс­ком рынке почти нет?

Если есть желание работать, если достаточно рабочей силы, то шансы есть. Предприятиям, которые не претендуют на роль генподрядчика, я посоветовал бы смириться с тем, что мы едем в Россию не как менеджеры, а как прорабы.

Политика там вообще никому не интересна, люди там деньги зарабатывают. Препоны, которые выстраиваются для иностранцев, связаны лишь с защитой Россией собственного рынка.

Вы привозите рабочих из Эстонии?

Раньше привозили, но хотим от этого отказаться. Есть белорусы, которым не нужно получать разрешение на работу, а расценки их ниже российских.

У эстонских работников завышенные требования. У каждого находится знакомый, который работает в Норвегии или в Финляндии и получает 40 тысяч крон в месяц. В России он хочет получать ещё больше. Но там строители получают 50 000 рублей. В Эстонии просто нет дешёвой рабочей силы. К тому же, если на территории России проживание рабочих и перевозку организует генподрядчик, то дорогу работников из Эстонии оплачивать придётся тебе.

Из наших работников я оставлю только тех, кто заинтересован в работе. В командировки без всяких сомнений и вопросов едут почему-то авантюристы и алкоголики, а нормальные люди чего-то боятся.

Не связано ли это с тем, что в России, по слухам, часто не платят за работу?

Это — сказки для жён, кото­рые ждут домой мужа с зарплатой. В России работников, которые выполняют свою работу качественно и в срок, никто не «кидает».

Так же строятся и парт­нёрские отношения. Я не исключаю, что в России есть мошенники, но вы можете привести конкретную фирму, которую там «кинули»? Вот и у меня нет таких фактов. Зато я знаю, что наша Facio под любым предлогом не доплачивает за работу. В России же десять раз заставят что-то переделать, но деньги заплатят.

А если не хочется менять эстонскую команду?

Если есть желание легально привезти рабочих из Эстонии, нужно получить на фирму разрешение на привлечение иностранной рабочей силы. Для этого следует подать документы на привлечение рабочей силы, вывесить на российском сайте Биржи труда объявления о вакансии. Чтобы на вакансию никто не клюнул, нужно поставить такие условия, например, владение эстонским языком, минимальная зарплата.

Если в течение 30 дней на этот оклад на территории России никто не соглашается, вы получаете право привлечь какое-то количество людей. Тогда с этой выпис­кой нужно идти в Федеральную миграционную службу, подать заявку и заплатить за каждого работника около 50 тысяч рублей. Если работников – десять, получается немалая сумма.

Работник с синим паспортом должен ещё ходатайст­вовать о получении рабочей визы в нашем консульстве. Правда, просвет в миграционных делах всё же есть. Крупные корпорации и объекты, попадающие под особые госпрограммы, имеют возможность оградить себя от сотрудников ФМС. Там, где выбор стоит, например, между погорельцами и не нарушением миграционного законодательства, выберут защиту бездомных граждан. Эта ниша будет постоянно. Закончится одна программа, начнётся другая.

Как лучше зарегистрировать фирму?

Филиал – не лучший вариант. Никто не хочет работать с чужой фирмой, потому что не знает, как это делать. К тому же налоги для зарубежных компаний – выше, и вы будете просто неконкурентоспособны.

ООО (аналог нашего OÜ) — другое дело. Всё просто – такая же российская фирма, как и все остальные. Пока ты считаешь себя эстонским предпринимателем, рынок для тебя закрыт.

Нет также смысла, во всяком случае представителям малого и среднего бизнеса, которые не претендуют на роль генподрядчика, вступать в Объединение строителей Санкт-Петербурга. Это дорого и бесполезно.

Если же ты, например, электрик, и у тебя есть люди, готовые выполнять работу, то ты и так будешь востребован. Может, не с самого первого дня, надо по объектам походить, с людьми познакомиться, визитку оставить, но на любом объекте за месяц до сдачи возникает форс-мажор, когда объект «горит». Даю 99,9%, что вам позвонят и пригласят поработать.

Регистрация фирмы в России – сложное дело?

Нужно получить визу, сделать нотариально заверенный перевод и договориться с российской фирмой, которая торгует готовыми юридическими лицами.

Я бы посоветовал купить готовую фирму и не тратить нервы, деньги и время. Тем более, что речь идёт о 10 000–30 000 рублей. Ведь пока вы будете заниматься оформлением документов самостоятельно, вам нужно будет где-то жить, чем-то питаться. Чтобы снять в Питере приличную двухкомнатную квартиру, нужно будет сразу 90 тысяч рублей заплатить в первый месяц. К тому же Питер – огромный город, и нужно быть готовым к тому, что на посещение, скажем, налоговой службы уйдёт несколько часов.

Стоит поручить своему агенту в России, чтобы он при открытии банковского счёта оформил и интернет-банк, чтобы можно было делать платежи дистанционно, зарегистрировал новую фирму в налоговой службе и заказал печать.

Надо также найти, кто будет вести бухгалтерию. Отчётность в России довольно объёмная. Налогов больше, есть налог с прибыли, что влечёт за собой сразу авансовые платежи. Бухгалтерс­кие фирмы предлагают разные пакеты, в зависимости от объёма работы. Их услуги обходятся намного дешевле, чем у нас.

На рынке вы — новичок. Как искать работу?

Можно просто идти по строительным площадкам. Скорее всего, вы так работу­ найдёте, но расценки вас мо­гут не устроить. Войти новичку на объект можно только с демпинговыми ценами.

Второй путь – это поиск знакомых. Не генподрядчиков, а просто знакомых, у которых есть свои знакомые. Тогда можно получить объекты по более лакомой цене в частном секторе на строительстве коттеджей и ремонте квартир. Здесь люди с европейской наружностью ценятся больше.

Третий путь – рынок гос­подряда в России, который более открыт, чем в Эстонии. Он на удивле­ние либера­лен. Существует единый российс­кий сайт государственного подряда. Там есть возможность подать заявку на учас­тие в конкурсе. Но есть и свои трудности. Чтобы принять участие в конкурсе, нужно внести залоговую сумму, которая составляет 10% от начальной стоимости объекта. Существует максимальная цена, и участники, заявка которых была одобрена, приходят на аукцион. Получает подряд тот, кто поднял самую последнюю табличку, предложив самую низкую цену.

Участие в конкурсе может принимать любая фирма, ограничений по принципу размера её капитала нет. Но цена там низкая, а после победы на конкурсе нужно внести ещё 30% от стоимос­ти объекта залоговых денег. Так государство подстраховывается, чтобы победитель не бросил объект на полпути, как это делается у нас в Эстонии.

Всё это требует усидчивости, так как обычная заявка на ремонт помещения может составлять 50-60 страниц текста из документов. Если участвовать в таких российс­ких аукционах на ре­­­гулярной основе, то рано или поздно ты свой объект получишь.

Популярные Записи:

Автор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

STROIKA24.EU © 2008-2017